ВЕРНАЯ ИЗБРАННИЦА ФЮРЕРА


Судьба нашей героини с детства была извилистой и тернистой. Отец-деспот, подслушивавший телефонные разговоры дочери и не стеснявшийся зачитывать вслух даже интимные письма любимого чада. Покорная жизненным невзгодам мать, думавшая лишь о том, как бы не расстроить лишний раз обожаемого супруга. Завистливая сестра, «этот злой демон по имени Ильзен», регулярно устраивавшая скандалы в их богато обставленной трехкомнатной квартире. Учителя монастырской школы, считавшие нежного, легко ранимого от природы ребенка заурядной обжорой и дикаркой. Преподаватели народного лицея, не видевшие в угловатом подростке ничего, кроме пустого честолюбия.

А ей так хотелось страстных приключений, большой любви, очаровательного принца, который бы пошел за своей избранницей до конца, пусть и в самое пекло! И еще врезались в память слова гадалки, сказанные как раз накануне очередного дня рождения: «Скоро весь мир будет говорить о тебе и твоей великой страсти»

Знакомая «господина Вольфа»

Ева Анна Паула фон-Браун появилась на свет 6 февраля 1912 года в семье школьного учителя. Роды были тяжелыми, и поэтому хозяин семейства, к тому же страстно желавший иметь сына и уже назвавший будущего наследника Рудольфом, ужасно волновался. Однако жена разрешилась от бремени девочкой – несколько не то, но тоже ничего, особенно если учесть, что последней не придется служить в армии и ее можно, к тому же, при желании удачно выдать замуж. Вот только бы не ошибиться…

Улицами родного Мюнхена уверенно шагал 1929 год. Дочь герра Фрица с пугающей скоростью приближалась к собственному совершеннолетию, но жизнь вокруг продолжала оставаться такой скучной! Выеденного яйца не стоил этот мелкий пошляк Ганс, не могущий дать невесте ничего, кроме старого мотоцикла, опостылевшее ателье Хоффманов, где приходилось с утра до ночи перебирать скучные фотоснимки. Эх, обманула, видно, та проклятая цыганка, еще совсем недавно обещавшая юному сердцу все блага мира!

Рабочий день 3 октября начался для Евы Браун как обычно. Добравшись до нужных ей в тот момент документов фирмы при помощи высокой стремянки, молодой бухгалтер думала лишь о том, как бы, чего доброго, не свалиться вниз. Вдруг дверь с шумом отворилась, и в помещение вошел, вернее сказать – почти вбежал незнакомый господин в светлом английском пальто и большой фетровой шляпой в левой руке. Ничего особенного, кроме смешных коротких усиков да выразительных глаз, чей блеск притягивал, словно магнит. Выполнив несколько поручений их категории «принеси-подай», тактичный счетовод незаметно удалилась. Вечером же, на вопрос о том, что представляет собой дневной посетитель, получила резкий ответ хозяина: «Разве ты никогда не рассматриваешь наши работы? Это Гитлер! Наш Адольф Гитлер! Хотя и зовем мы его сейчас совсем другим именем. Временно…»

Чуть позже, когда между ними окончательно завяжется роман, вождь нации станет говорить ей комплименты, при случае целовать с поклоном руку, угощать конфетами, дарить изысканные подарки. Первый из них - желтые орхидеи, Ева, в виде высохших лепестков, хранила до самой гробовой доски.

А еще она достаточно рано заметила: любимым цветом человека, ухаживающего за ней столь рьяно, был коричневый. Мистика же здесь заключалась в том, что и ее фамилия означала именно это слово. И данное совпадение Браун, как натура достаточно набожная, запомнила навсегда…

«Моя маленькая Патшерль»

Позднее немногие оставшиеся на свободе телохранители фюрера в один голос свидетельствовали: эта невысокая, очень подтянутая, всегда элегантная молодая женщина со светло-коричневыми волосами и ногами невиданной красоты впервые переступила порог личных апартаментов «Наци №1» где-то в конце 1931 года. Но сразу же после этого события ей пришлось кардинальным образом изменить всю свою личную жизнь. Поняв, что Гитлер выше иных качеств ценит в избранницах покорность судьбе и умение вести хозяйство, Ева навсегда порывает со столь любимыми ею ранее и ненавистными новому жениху гимнастикой, плаваньем, танцами, лыжами, настольным теннисом, летним загоранием, сладкими винами, изысканной косметикой и даже запахом духов «Шанель №5».Теперь она – просто «тень великого политического деятеля», благодарная слушательница его рассказов о чудесах света, планах изобретения ракет и полетов человека на Луну, искренне восторгавшаяся тем, что он, в порыве творческого вдохновения, мог часами декламировать произведения Шекспира и Гете. Влюбленная до безумия, готовая не только простить объекту личной страсти измену («Я, - записала она тогда у себя в дневнике, - не стану чинить никаких препятствий, если он откроет свое сердце другой»), но и, находясь в томительном ожидании обещанного вечернего звонка, принять смертельную (25 таблеток) дозу снотворного.

30 января 1933 года в истории Германии наступил качественно новый период – избранный подавляющим большинством населения, ее возглавил Адольф Гитлер. Изменения коснулись при этом, разумеется, и самой Евы Браун. Впрочем, как часто бывает, - претенциозные снаружи и совсем уж несущественные изнутри…

Для широкой публики, конечно же, она стала чуть ли не ведущей фигурой национального политического бомонда. С дорогим турмалиновым гарнитуром, целой коллекцией великолепных платьев от лучших модельеров современности, роскошными шубами из редких мехов, двухэтажной виллой, личным автомобилем, регулярными денежными выплатами из партийной кассы, двумя черными фокстерьерами, охранником – кинологом войск СС с парой зверского вида волкодавов. Однако на самом деле…

Личная комната «аристократки» всегда оставалась убранной достаточно скромно - большой полукруглый диван с подушками, стол, трюмо, секретер, пара картин на стенах, телефон. Кроме того, в ее обязанности входила аранжировка цветами небольшой столовой да организация почти вегетарианских обедов, на которых в меню хозяев главенствовали минеральная вода и яблочный сок, - продукты, по глубокому убеждению Гитлера, очень полезные для здоровья. А когда, выполняя Закон о непременной занятости, фюрер назначил любимую еще и управляющей в их доме, житья и вовсе не стало – только ссоры с мажордомом Кенненбергером, его супругой, слугами Хансом и Лизи чего стоили! Единственными доступными развлечениями оставались быстрая полуденная езда по окрестным дорогам, купания во встречных ручьях, долгие вечера у камина, бутылка любимого шампанского на ночь да редкие разговоры о будущем семейном счастье: «На свет когда-нибудь появится маленькая Гитлер! – говорил иногда тот, кого Ева в интимной обстановке называла «Дольф», «Ади» или «Альф»,- вы представьте меня, - и вдруг отцом чудесной девочки!»

Просто жена вождя

Весной 1945 г., когда сталинские полчища неуклонно подползали к Берлину, пробил последний час Третьего Рейха. Но о личном спасении тогда не думал почти никто – начиная от мальчиков из «Гитлерюгенд», награжденных в боях за столицу Железными Крестами, и до простого работяги предместий...

Она прибыла в бункер Бергхофа 15.04. На предложение немедленно уехать в Мюнхен ответила решительным отказом: «Германия без национал -социализма не пригодна для жизни! Мой фюрер, если придется умереть, я хочу сделать это вместе с вами!».

28 апреля, в три часа тридцать минут ночи, на шестнадцатом году взаимного знакомства, в присутствии Мартина Бормана и Йозефа - Пауля Геббельса, Ева Браун стала законной женой Адольфа Гитлера. Это были самые счастливые минуты ее краткого земного бытия, ибо она, наконец то, получила полное право в книге регистрации актов гражданского состояния гордо написать «Ева Гитлер, урожденная Браун», а слугам настрого приказать: «Отныне всегда зовите меня фрау Гитлер!». Впрочем, длилось данное удовольствие всего лишь сорок часов.

На следующий день, в 15 часов 30 минут, молодожены покончили с собой. Не желая попасть в плен к противнику, он выстрелил себе в рот. Она же, надев черное шелковое платье и колье из 88 жемчужин, приняла цианистый калий.

Рядом с ней так и осталось лежать ее личное оружие…

Александр Машкин

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  16.05.2009

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru