ВЕНЦЕНОСНЫЙ   ОТРОК-СТРАСТОТЕРПЕЦ

  
         Сейчас об этом мало кто помнит, но уже очень скоро, 30 июля/12августа 2009 г. исполнится 105 лет со дня рождения Цесаревича Алексея Николаевича, Сына и Наследника Государя Императора Николая II Александровича.

         К 1922 году, достигнув совершеннолетия, этот Богом избранный Юноша мог бы стать очередным русским Царем Алексием ІІ – славным продолжателем Династии Романовых, Удерживающим и Самодержавным Властелином одной шестой части Земного шара, вселенским Покровителем Православия, Вождем страны, победившей в  Мировой войне, Возглавителем гигантской индустриальной Державы, прочно занимающей лидирующее положение в мире.

         Однако, напрочь лишенное сослагательного наклонения, Провидение уготовило нашему народу совсем иной путь. С революциями февраля-октября 1917-го, опереточным Временным правительством, советской властью, тупой коммунистической идеологией, опостылевшей  «перестройкой», банальной «гласностью», примитивной демократией, экономическим хаосом, хроническими неурядицами и проблемами.

         Невольно возникает вопрос: «За что и почему именно нам все это?». Ответ прост: «За то, что превратились сначала в «Иванов, родства не помнящих», а затем –  в леммингов, то есть, извините за грубость, в персон, интересующихся лишь дешевыми  развлечениями!»

         И, как говорилось в одном фильме: «Не нужно сердиться и пререкаться!» Лучше каждому из нас, русских, заглянув внутрь себя, поинтересоваться: «А знал ли лично я, к примеру, о том юбилее, поговорить о котором мне предлагает здесь моя же «Русская Правда»?»

                                       «Еще один яркий лучик!»

         Николай ІІ взошел на Трон Предков после внезапной кончины своего Отца Александра ІІІ Миротворца. 17 января 1895 г. прозвучала Его первая публичная речь, содержавшая, между прочим, и такие  слова: «Пусть все знают, что Я, посвящая силы Свои благу Отечества, буду охранять начала Самодержавия в России так же твердо и неуклонно, как охранял их Мой незабвенный Родитель!». А 14 мая следующего, 1896 года, в Москве произошла Священная Коронация нового Хозяина Земли Русской, а также Императрицы Александры Феодоровны, в прошлом –Принцессы Виктории-Аликс-Елены-Луизы-Беатрисы Гессенской, которая лишь недавно приехала на родину Венценосного Супруга и здесь обратилась в Православную Веру. На чьи хрупкие плечи, наряду с проблемами благотворительности, сразу же легли заботы и о теплоте домашнего очага.

3 ноября 1895 года в Царской Семье родилась старшая дочь – Великая Княжна Ольга Николаевна.  29 мая   1897 г. на свет появилась Ее первая сестра Татьяна, «девушка с матово – бледным  лицом и красивым, словно выточенным из мрамора, профилем». 14 июня 1899 Господь послал Императорской Чете Марию – «высокую, полную, с соболиными бровями шалунью, которой бы так пошел боярский сарафан и кокошник с самокатным жемчугом». И, наконец, 5 июня 1901 года детские покои дворца огласились громкими криками младшенькой,  Анастасии.

Державные  Родители, конечно, очень любили «означенную веселую четверку, которая, выучившись грамоте, даже стала иногда шутливо подписываться совместной аббревиатурой ОТМА». В то же самое время отлично понимая: стране как воздух нужен именно Наследник Престола!

«То радостное и долгожданное событие случилось в средине лета 1904 года. Императрица едва успела подняться из маленького кабинета по витой лестнице к себе в спальню, как у Нее родился мальчик. Сколько было ликования по поводу происшедшего и, кажется, не было того, чего Государь  не сделал бы в память о таком дорогом дне!

Солнце вновь посетило эту Семью своей неизреченной  теплотою!»…

                        …и смех, и слезы, и любовь.

Подобно остальным детям, Наследник Цесаревич рос неисправимым шалуном. Автор искрометных забав, Его Высочество обожал салочки и «городки», прятки и жмурки, игру в мяч и пробежки по парку, «войну» и «индейцев». Он был также большим мастером строить окружающим  смешные рожицы, с непосредственной забавностью имитировать чьи-то мимику, жесты, голос, походку. То напустит на себя важности и ходит этаким «гоголем», заложив с серьезным видом руки за спину. А то, наоборот, настолько зарезвиться, что и самые терпеливые слуги устанут. Иногда мог вести себя дерзко, начинал топать ногами, капризничал. Последние выходки, впрочем, немедленно пресекались Отцом.

С другой стороны, Николай ІІ достаточно рано стал приучать своего Сына к функциям чисто военного человека. Инспекции и парады, армейские смотры и маневры, тактические учения и дневки, посещение провинциальных гарнизонов, даже выезд на боевые рубежи – всего этого Наследник вкусил сполна, еще не имея и 10 лет от роду.

Подражая Отцу, Княжич, в свою очередь, стремился к простоте. В частности, любимым блюдом Его Высочества являлись «щи, каша и черный хлеб, который постоянно едят все солдаты. Ему каждый день приносили пробу данных блюд из казарм Сводного полка. Алексей Николаевич съедал все и от удовольствия тщательно облизывал ложку: «Вот так вкусно, не то, что наш дворцовый обед!». Иногда, почти ничего не кушая за Царским столом, Он тихонько пробирался со своей собакой к зданиям кухни, и, постучав в окно, просил у поваров ломоть черного хлеба, втихомолку деля его со своим четвероногим другом».

Вместе с тем Отпрыск последнего русского Императора был натурой достаточно властной. Так, находясь в апреле 1911 года на Высочайшей аудиенции какому-то бедному чиновнику и услышав от Царя фразу: «С этого дня ты будешь получать от Меня дополнительно по 30 рублей в месяц», маленький Алексей Николаевич, положив свою пухленькую ручку на обшлаг мундира просителя, твердым голосом произнес: «А от Меня – еще сорок!» Когда на одном из заседаний Кабинета Министров присутствующие не сочли необходимым встать при виде Царственного Младенца, последний, дождавшись, пока сановники все-таки поднимутся перед Ним в полный рост, гордо удалился.

Страдая гемофилией и вынужденный поэтому терпеть немалые мучения, Наследник тем не менее практически никогда не плакал. Лишь однажды камердинеры слышали, как Он шепотом причитал: «Мама, ну почему Я не ровня остальным мальчикам!» да, в момент тяжелейшего приступа, обронил фразу: «Когда я умру, поставьте мне в парке небольшой каменный памятник!» Остальные же страдания переносились Им молча, с плотно стиснутыми зубами.

                   «Кругом измена, трусость и обман!»

Слова эти, произнесенные Николаем ІІ в самом начале марта 1917 г. и метко характеризующие «высочайший градус подлости» ближайшего окружения Царя в трудные для Родины минуты злодейского заговора, с полным основанием мог бы сказать и сам Алексей Николаевич. После крушения Самодержавия Его предали буквально все, от Него отворачивались, словно от зачумленного, на детские  вопросы отвечали с неприкрытой злобой и раздражением. Боцман Деревенько, тот самый, который совсем недавно за честь почитал находиться рядом с Его Высочеством, стал откровенно помыкать ребенком, издеваться над Ним, а потом и вовсе обокрал. «Утащив, между прочим, 3000 рублей денег, а также целый сундук с сапогами и платьями».

                                     Реквием

«Ночь с 16 на 17 июля 1918 года, Урал, город Екатеринбург, подвал дома Ипатьева. Ввергнув сюда  Государя с Алексеем Николаевичем на руках, Государыню, Великих Княжен, доктора Боткина, Анну Демидову, Харитонова и Труппа, изверги готовят свою кровавую расправу. Некто Юровский стреляет в Николая ІІ, который падает, словно подкошенный. Летят пули в Царевича, но Он еще жив и слабо стонет. Его добивают, долго не попадая в сердце, ударами штыков. Везде кровь, мозги и куски человеческого мяса».
Читать, а тем более  - писать подобное, тяжко! Но делать и то, и другое  просто необходимо!
Чтобы в будущем в таком же положении не оказались наши жены и дети!
Чтобы ни у кого не возникло соблазна впредь  прикрываться отсутствием информации о данном преступлении века! 

Александр Машкин
"Белая Гвардия"   08.01.2008


Главная Каталог