На страже Империи


Звездой первой величины русского политического сыска в конце XIX – начале XX веков являлся Сергей Васильевич Зубатов. Начало его политической деятельности было весьма оригинальным. Зубатов родился в Москве в 1864 году и, обучаясь в 5-й Московской гимназии, организовал кружок с библиотекой, целью которого было изучение развития экономики и политики. Являясь главой кружка, он входит в сношение с местной организацией партии «Народная воля». Будучи начитанным, умным молодым человеком, с несомненными аналитическими и организаторскими способностями, он вынужден был уйти из гимназии, отдавшись полностью революционному просветительскому делу. В дальнейшем Зубатов пытается поступить в Московский университет, но не проходит по причине неблагонадежности (о чем не догадывается). Он и все члены кружка находились давно под наблюдением московского охранного отделения.

В 1883 году Зубатов служит на Московском телеграфе, занимается работой кружка и поддерживает старые связи с революционерами. В середине 1884 года по указанию ротмистра Бердяева, который возглавлял тогда Московское охранное отделение, Зубатова арестовывают. В долгой беседе Бердяев убеждает Зубатова продолжить работу кружка. Прошел месяц. Кружок работал, однако руководитель был уже совсем иным. Зубатов становится тайным агентом Московского охранного отделения и подписывает свои донесения псевдонимом «Сергеев». Так начиналась его работа на службе Отечеству. С помощью Зубатова были проведены несколько операций по задержанию народовольцев, раскрыта подпольная типография.

В июне 1887 года Сергей Васильевич был официально принят на службу в охранное отделение на должность филера (сотрудник наружного наблюдения), а фактически использовался при анализе сведений тайных агентов, выработке мероприятий по их проверке, консультированию по разным вопросам. Выражаясь современным языком, занимался аналитической работой. После ряда блестящих дел с 1891 году Московское охранное отделение становится практически центром всего политического сыска Российской Империи. Немалая заслуга в этом была и Зубатова, который в 1893 году становится уже помощником начальника отделения.

В 1894 году Зубатов раскрывает и предотвращает покушение на Николая II, за что получает высокий орден Св.Владимира, а с 1896 года становится начальником Московского охранного отделения в ранге надворного советника, что соответствовало чину подполковника. Факт сам по себе любопытный – начальник самого известного охранного отделения не имел жандармского чина. Зубатов поднимает уровень розыскной деятельности на небывалую высоту. Слава о его работе далеко вышла за пределы Москвы. С каждой новой операцией ярко проявляется его высокий профессионализм. Он уделяет большое внимание тактике вербовки кандидатов в негласные сотрудники, проведению различных розыскных комбинаций по введению в разработку революционных группировок тайных агентов и своевременного их вывода из них, предотвращению и раскрытию особо опасных государственных преступлений. Осведомленность отделения была изумительной, и заниматься в Москве революционной работой считалось безнадежным делом. Агентурная работа была поставлена практически на научную основу. После каждых групповых арестов Зубатов подолгу беседовал с арестованными показавшимися ему интересными. За бесконечным чаем, в папиросном дыму Сергей Васильевич мог часами говорить, убеждать, выяснять и…склонять к сотрудничеству. Однако и он предпочитал иметь идейных негласных агентов в отличие от т.н. «штучников» (готовых продать кого угодно за деньги), которых презирал. Его инструкции и наставления молодым жандармским офицерам, которые поступали ему в подчинение, актуальны и по сей день.

«Вы, господа, - говорил он, - должны смотреть на сотрудника как на любимую женщину, с которой находитесь в нелегальной связи. Берегите ее, как зеницу ока. Один неосторожный шаг, и вы ее опозорите. Помните это, относитесь к этим людям так, как я вам советую, и они поймут вас, доверятся вам и будут работать с вами честно и самоотверженно. Штучников гоните прочь, это не работники, это продажные шкуры. С ними нельзя работать. Никогда и никому не называйте имени вашего сотрудника, даже вашему начальству. Сами забудьте его настоящую фамилию и помните только по псевдониму».

К этому времени выработались и политические взгляды Зубатова. Переболев в юности революционными заблуждениями и, зная цену всяким левым «идейностям», Сергей Васильевич становится убежденным монархистом. Он говорил не раз: «Без царя не может быть России, счастье и величие России – в ее государях и их работе. Так будет и дальше. Те, кто идут против монархии в России, – идут против России; с ними надо бороться не на жизнь, а на смерть».

Будучи прекрасным психологом, он понимал, что в жизни каждого агента есть предел. Интересны и поучительны его слова на этот счет: «Помните, что в работе сотрудника, как бы он ни был вам предан и как бы честно ни работал, всегда рано или поздно, наступит момент психологического перелома. Не прозевайте этого момента. Это момент, когда вы должны расстаться с вашим сотрудником. Он больше не может работать Ему тяжело. Отпускайте его. Расставайтесь с ним. Выведите его осторожно из революционного круга, устройте на легальное место, исхлопочите ему пенсию, сделайте все, что в силах человеческих, чтобы отблагодарить его и распрощаться с ним по-хорошему. Помните, что, перестав работать в революционной среде, сделавшись мирным членом общества, он будет полезен и дальше для государства, хотя и не сотрудником; будет полезен уже в новом положении. Вы лишаетесь сотрудника, но вы приобретаете в обществе друга для правительства, полезного человека для государства».

Много известных в будущем жандармских офицеров прошло школу Зубатова, много русских патриотов воспитал этот ничем внешне ни приметный человек – среднего роста, в очках, волосы назад, усы и борода, типичный интеллигент.

С октября 1902 года Зубатов становится во главе Особого отдела Департамента полиции, сосредоточив в своих руках весь политический сыск России. Еще задолго до своего последнего назначения, Сергей Васильевич разрабатывает и осуществляет свой проект «полицейского социализма». Рабочие волнения и забастовки 1895/96 годов выдвинули для правительства на очередь рабочий вопрос, поскольку многие русские промышленники ослеплен одной наживой, не решали социальные вопросы своих рабочих. Зубатов принимает решение легализировать все рабочие организации в Москве. Основная идея заключалась в том, что при русском самодержавии, когда царь надпартиен и не заинтересован по преимуществу ни в одном сословии, рабочие могут получить все, что им нужно, через царя и правительство, а не посредством забастовок, бунтов, революций и т.п. Рабочее движение должно было стать профессиональным, а не революционно-социал-демократическим. В разных частях Москвы началась организация рабочих кружков. Эти кружки были враждебно настроены к революции и ее вождям. В таких кружках-клубах рабочие не только занимались, но и проводили различные культурно-развлекательные мероприятия. Некоторые профессоры университетов начали читать там лекции и рефераты. Все проводилось официально через обер-полицмейстера и генерал-губернатора. Рабочие сами начали ходить всюду с ходатайствами, чтобы добиться тех или иных улучшений своей жизни. В то же время, зная реально все, что делается на заводах и фабриках, охранное отделение своевременно приходило на помощь рабочим в случае каких-либо несправедливых действий хозяев или заводской администрации. По воскресеньям офицеры и чиновники охранного отделения принимали от рабочих жалобы и заявления по всем вопросам. Им давали консультации и разъяснения, а заявлениям должный ход. Рос авторитет власти и закона. Таким образом, все достигалось мирным путем, и рабочие начали сторониться революционеров. Успех был очевиден. Таким образом, Зубатов заставлял промышленников решать рабочие вопросы самим, а не сталкивать рабочих с правительством, что было, безусловно, правильным решением вопроса. Движение дошло и до Петербурга. Вообще 1902 год стал апогеем зубатовских организаций. 14 февраля того же года был утвержден устав «Московского общества вспомоществования рабочих в механическом производстве».

22 февраля 1902 года зубатовскими организациями была устроена грандиозная манифестация в Москве. До 45000 тысяч рабочих собрались возле памятника Александру II. Была отслужена панихида и возложен венок. На панихиде присутствовал Великий Князь Сергей Александрович, который поддерживал Зубатова в его начинаниях. Впечатление было огромным. Но и врагов Сергей Васильевич к этому времени нажил уже немало. Московские капиталисты не раз обращались с жалобами на Зубатова к главе министерства финансов и одновременно рабочей инспекции Витте. А тем временем Зубатову разрешено опекать рабочее движение в Одессе, Минске, Киеве, Петербурге. В начале 1903 года в Петербурге основывается «Общество петербургских рабочих», ширится движение в Одессе. Однако непосредственно ответственные за легализацию рабочего движения в Одессе не справились с порученным делом. Одесская работа закончилась летом 1903 года большой забастовкой.

Все враги обрушились разом на Зубатова. Говорили даже то, что это сам Зубатов организовал забастовку и является революционером. Государю доложили в итоге, что главным виновником забастовки является Зубатов, действовавший самовольно. Зубатова уволили и выслали во Владимир на Клязьме без пенсии. В 1905 году ему разрешили вернуться в Москву, но не на службу. Невзгоды не повлияли на Зубатова. И во Владимире и после, живя в Москве, Сергей Васильевич продолжал оставаться честным человеком, идейным и стойким монархистом.

В 1917 году, сидя за обедом со своей семьей в Замоскворечьи, Сергей Васильевич узнает, что царь отрекся и в России революция. Он молча выслушал страшную весть, понял весь ужас происшедшего и вышел в соседнюю комнату, откуда вскоре раздался выстрел…Зубатова не стало. Так закончил свой жизненный путь еще один великий русский патриот, который сделал все что, было в человеческих силах, чтобы оградить Россию от либерально-коммунистической чумы.

Родин И.В.

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  24.04.2009

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru